Публикации

Для четы Шевцова-Дегрик главное не подарок, а внимание

Здание Шевцова и Дегрик в центре Киева

Сегодня мы расскажем о рафинированной, ничем не омраченной уголовке в исполнении заместителя начальника Главного следственного управления Евгения Шевцова и его жены – Алены Дегрик. Жадность которых одержала убедительную победу нокаутом над законами формальной логики и инстинктом самосохранения.

Какой лучший подарок для женщины? Косметика, украшения, цветы? Возможно. Но только не в случае, если вы владелец арестованного имущества, сотрудничающий с ОПГ черных регистраторов, а женщина – супруга заместителя начальника Главного следственного управления Евгения Шевцова. В этом случае женщине надо дарить 600 метров недвижимости в центре Киева стоимостью 3-5 миллионов долларов, и тогда муж женщины будет расследовать ваше дело бесконечно долго и счастливо. Для вас, для него и для женщины. Ну и для ОПГ черных регистраторов.

Впрочем, обо всем по порядку. 23 августа 2016 года в семье Шевцовых происходит знаменательное событие. Алена Дегрик, жена Евгения Шевцова вдруг становится счастливой обладательницей помещения площадью 587 кв.м на улице Шота Руставели, 16. Здесь находится ресторан Touch Cafe (ранее Декаданс хаус) сети «Картбланш», которая, судя по всему, просто арендует помещение.

Ни высокий полицейский чиновник, ни его жена не делятся захватывающей историей появления в семейной собственности столь удачного актива. Видимо, из скромности. И из-за этого же душевного качества заместитель начальника Главного следственного управления в своей декларации за 2016 год указывает в качестве оценочной стоимости помещения милые 1,4 млн грн.

То есть, 600 метров ресторанных площадей на Бессарабке Шевцовы оценивают как трехкомнатную хрущевку площадью в 60 метров. Очень интересная оценка, заниженная раз в пятьдесят. Для понимания: только аренда подобной коммерческой недвижимости может составлять 500 тыс грн ежемесячно – то есть, третью часть задекларированной полицейским «оценочной стоимости».

Но даже и эти смешные 1,4 млн грн Шевцовы за помещение на Шота Руставели – не платили. Об этом свидетельствует договор дарения №2228, заверенный 23 августа 2016 года частным нотариусом Киевского нотариального округа Скульской Татьяной Анатольевной.

Интересно, что из декларации Шевцова не следует, что это был подарок. В разделе декларации «доходы, в том числе подарки» за 2016 год есть много интересного: например, презент от жены в размере 6 млн грн, а вот подарок в форме недвижимости – не указан.

Таким образом, декларация полицейского чиновника выстроена так, чтобы ввести в заблуждение ее читателей и создать у них впечатление, что коммерческие помещения на Шота Руставели были куплены за 1,4 млн грн.

Подарено помещение было не одной Алене Дегрик, а на паях с неким Владиславом Филимоновым, в пропорции 50/50.

Владислав – сын бывшего первого замначальника ГУ СБУ Киева Евгения Филимонова, выходца из киевского и донецкого УБОПа, который после Майдана оказался в СБУ. Интересно, что фигурировать в декларации Шевцова Филимонов начинает только с 2017 года, в декларации 2016 года Шевцов Филимонова не упоминает.

И вот почему. В мае 2016 года Филимонов-старший был задержан сотрудниками внутренней безопасности СБУ совместно с военной прокуратурой при получении взятки в 500 тыс долларов, в ходе обыска дома нашлось еще 2 млн долларов . В дальнейшем эта информация была опровергнута, и продвигалась версия, что Филимонов просто уволился из СБУ «в связи с достижением пенсионного возраста». Скандал был очень громкий, и поэтому в декларации Шевцов не хотел показывать, что является партнером одиозного Филимонова. Потому и помещение указал как «общую собственность», 50% которой принадлежит его жене. А вторые 50% просто «забыл» указать.

Филимонов-младший в определенных кругах известен как решала, на последних парламентских выборах он баллотировался по округу №57 в Мариуполе от партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» (ОПЗЖ) .

И самое интересное. Кто, как и почему подарил жене высокопоставленного полицейского чиновника и сыну сбушного генерала кусок столичной недвижимости на несколько миллионов долларов?

А дело было так. В 2015 году помещение находилось в аресте. В октябре этого же года арест с него был снят. Но не правоохранительными органами, а ОПГ черных регистраторов, которая взламывала компьютеры нотариусов, похищала ключи госреестров, снимала аресты и обременения, переписывала имущество и проводила различные рейдерские операции по его захвату. Был ли арест снят по заказу экс-владельца помещения или нет, но только после снятия ареста уже в следующем, 2016 году, помещение было подарено Владиславу Филимонову и Алене Дегрик. Ведомство мужа которой по удивительному стечению обстоятельств как раз и расследовало и до сих пор расследует деятельность этого ОПГ. В том числе и эпизод со снятием ареста помещения на Шота Руставели, 16. Дело ведется уже 4 года, но подозреваемые до сих пор не определены, не говоря уже об их задержании и осуждении.

Процитируем материалы уголовного производства № 12015100010006084 : «Досудебным расследованием установлено, что неустановленные лица отправили на почтовые ящики частных нотариусов электронные письма якобы от Министерства юстиции Украины. В данных письмах содержались электронные файлы, к которым было скрыто прикреплено вредоносное программное обеспечение. При открытии указанных электронных писем на компьютеры частных нотариусов скрыто, без их ведома, устанавливалось вредоносное программное обеспечение, основными функциями которого является удаленное управление компьютером, похищение данных учетных записей пользователей, передача файлов на сервер в сети Интернет, а также программное обеспечение, которое имеет функцию регистрации нажатий клавиш на клавиатуре (кейлоггер).

С использованием установленного программного обеспечения для удаленного доступа были похищены файлы сертификатов ключей доступа в Государственные реестры и пароли доступа частных нотариусов. В дальнейшем, получив заказ от третьих лиц, за денежное вознаграждение, неустановленные лица в период 2015 — 2017 годов незаконно снимали аресты, ипотеки и обременения с объектов движимого и недвижимого имущества от имени частных нотариусов. Имущество, с которого санкционировано были сняты обременения, в дальнейшем реализовывалось».

И одной из тех, кому это имущество в итоге и было реализовано, чисто случайно оказалась жена заместителя начальника Главного следственного управления полиции, которое и ведет это дело.

То есть, черные регистраторы арест сняли, помещение было подарено Алене Дегрик, а потом арест был наложен снова, уже легально – для того, чтобы помещение нельзя было отобрать или взыскать за долги.

И пока ведомство Евгения Шевцова расследует это дело, его жена зарабатывает на помещении по 500 тыс грн ежемесячно, и за три года супруги, как любит говорить г-жа Дегрик, два раза не вставая, пополнили семейный бюджет примерно на 18 млн грн или больше. И поэтому следствие длится уже четыре года и продлится еще сколько надо. Аресты снимаются, накладываются, вновь снимаются, кто-то заносит, и по отдельному эпизоду что-то двигается. Но в целом – в целом, уважаемые потерпевшие (а их десятки), установлено, что орудовали неустановленные, ну совсем неустановленные лица.

А теперь — внимание — вопрос знатокам из Государственного бюро расследований, Департамента внутренней безопасности МВД и Национального агентства по предотвращению коррупции, Офиса Генерального прокурора и Специализированной антикоррупционной прокуратуры. Каким образом в собственности жены заместителя начальника Главного следственного управления Евгения Шевцова оказалась недвижимость, фигурирующая в производстве № 12015100010006084? Кто и почему ей это помещение подарил? Как следует расценивать тот факт, что собственность оказалась у Шевцовых – как взятку, мошенничество или укрывательство краденого? Нет ли в том, что дело ведет ведомство Шевцова, конфликта интересов и фактов злоупотребления служебным положением в корыстных целях? И фискальный аспект: почему в декларации Шевцова настолько очевидно и прямо занижена стоимость собственности и не указано, что она получена как подарок? Ответы на эти вопросы может дать расследование.

Просим компетентные органы считать результаты нашего журналистского расследования уведомлением о преступлении и начать следствие по тяжким и особо тяжким преступлениям четы Шевцовых – статья 191 Уголовного кодекса (присвоение имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением), статья 255 (создание преступной организации), статья 364 (злоупотребление властью или служебным положением), статья 66-1 (декларирование недостоверной информации).